Eng  Rus 

Домашняя страница
Наши издания
История проекта
Готовится к выпуску
Нотная библиотека
Коллекция mp3
К начинающим
Где купить

Проповедь для начинающих

Страницу ведет протоиерей Александр Ильменский

о. Александр

Мы, в большинстве своём, живём страстями. Испытывая влечения, стремимся удовлетворить их. Удовлетворяя – получаем удовольствие. В получении удовольствий видим смысл и цель жизни. Нам известен, по крайней мере, мы слыхали, что есть и иной смысл у жизни, есть и иные цели. Говорят, что некоторые достигали их и обретали несравнимое блаженство. Немногие ходили этим путём. Но сейчас он обезлюднел до крайности. А страсти – вот они, рядом. Удовлетвори и наслаждайся. Невелика честь, а есть! В действительности, страсти – это, доступное нашему наблюдению, проявление развития в нас смерти. То, что нами воспринимается как жизнь, Богом-Жизнью названо смертью, «сенью смертной», «тьмой». Мы, в Его глазах, - «мертвецы».
Как понять это? Ведь в нашем восприятии смерть - это прекращение всех функций нашего тела. Когда глаза не видят, уши не слышат, язык не глаголет, нос не обоняет, гортань не глотает, руки не осязают, ноги не движут, а главное, не дышит грудь и не бьется сердце. Пока есть дыхание и кровь течёт в жилах, даже если отказали чувства, и нет движения, по-нашему ещё рано говорить о смерти. Но Господь, всех нас, еще телесно здоровых, видящих, слышащих, обоняющих, осязающих, движущихся называет мертвецами... В чём же дело?
Попробуем разобраться. Воспользуемся для этого остатками того, пожалуй, наивысшего из известных нам, признаков жизни, который не упомянут в вышеприведенном перечне – способностью мыслить. Не упомянут нами он по той причине, что для биологической жизни эта способность, хотя она и открывает небывалые возможности, совершенно не обязательна. Живая природа прекрасно обходится без неё. Все многообразие проявлений природной жизни успешно регулируется биологическими законами. Жизнь, даже высших животных, направляется внешним регулятором – инстинктом. Инстинктом самосохранения и сохранения вида, продолжения рода, защиты и обучения потомства. Природа не предъявляет нравственных требований, не требует нравственного выбора, не нуждается в образном мышлении. В ней нет добра-зла. Она самодостаточна и вечна в своём круговороте. Это - однажды в совершенстве созданный, запущенный и прекрасно отлаженный механизм.
Человек, явно не вписывается в природную гармонию. Наша цивилизация глубоко враждебна природе, разрушительна для неё. Экологический, энергетический, климатический и прочие кризисы нашего времени неопровержимо подтверждают это.
Зафиксируем очевидный факт: человек со своим мышлением, моралью и свободой нравственного выбора чужд природе, не нужен ей. Его появление никак не вытекает из природной необходимости и выглядит крайне нежелательным для её жизни. Оно не целесообразно и не эволюционно.
Человечество явно не от мира сего. По отношению к природе Земли мы пришельцы, инопланетная цивилизация. Чуждая, агрессивная, жестокая, алчная. Не случайно свои отношения с природой человечество описывает в образах «покорения», «борьбы», «войны». Говорится, конечно, и о «мирном сосуществовании». Но это, преимущественно, «благие намерения». В действительности идёт полномасштабная война. Там, где побеждает человек – ядовитая пустыня «цивилизации». Где побеждала природа – дичающие, примитивные племена. Но исход этой великой битвы, похоже, уже предрешен.
Я умышленно старался рассмотреть отношения человека с природой в т. н. «материалистических» категориях. Но в пределах этих категорий нет ответа на главнейший вопрос: Биологически, телом, мы плоть от плоти животного мира. Но ядро нашей личности содержит свойства, нигде более в природе Земли, не встречающиеся и никак не следующие из природной, целесообразной необходимости. Это ядро – душа человеческая. Сама наша личность. Мыслящая, чувствующая, осознающая свою самоидентичность. Это, собственно, и есть мы. Порой кажется, что в нашем теле, как в биологическом аппарате, который плоть от плоти земной, живёт пришелец из иного мира. Таково действительное положение вещей.
Но тогда кто мы? Откуда взялись? Как оказались здесь? Куда уходим? У вульгарного материализма нет вразумительных ответов. Спросим религию.
Писание свидетельствует о «небе» - мире разумных бесплотных сил. Сил, обладающих свободной волей. Сил нравственных и самоопределяющихся. Степень их свободы, а значит и степень жизни, неизмеримо выше жизни, которую произвела «земля». Жизни, знакомой нам. Биологической жизни. И хотя мы лишены возможности непосредственно созерцать и воспринимать жизнь «неба», но слишком много знаков, как внешних, так и внутри нас, говорит нам: «там кто-то есть». Таким образом, речь идёт о существовании третьего, кроме двух, хорошо знакомых нам, уровня жизни. А значит, нам известны, по меньшей мере, три качественно различных этажа мироздания. Это, перечислим по восходящей, минеральный, биологический и духовный. Обитателям каждого мира, кроме собственного, открыты и все нижележащие миры. Поэтому степень свободы, а значит и жизни, по восхождении, возрастает. По нисхождении – понижается. Падение с уровня на уровень вниз, и есть смерть, в нашем понимании смысла этого слова. Переход вверх – воскресение. И если вниз мы падаем сами, то для перехода вверх необходима внешняя сила, необходимо чудо, необходим Бог.
Когда в биологическом теле прекращаются процессы биологической жизни, оно с биологического уровня падает на уровень минеральной жизни. Момент этого падения, это момент смерти. Сразу же за ним, телу доступна лишь минеральная форма жизни – распад. Но ещё достаточно продолжительное время тело сохраняет некоторые признаки и свойства своей прежней, биологической природы, пока полностью не растворится в минеральном мире. Когда Господь называет нас, таких, как нам кажется, живых – мертвецами, Он вовсе не желает оскорбить или унизить нас. Этим Он указывает на наше действительное состояние по отношению к духовному миру. И хотя мы, подобно гниющему трупу, сохраняем некоторые признаки былой принадлежности к миру, из которого выпали: ещё кое-как мыслим, знаем о морали, способны к какому-то творчеству и даже к самопожертвованию, жизни «неба» мы лишены, а значит, мертвецы для него.
Таким образом, вся наша общечеловеческая «духовность», все наши «достоинства», которыми мы кичимся перед животным миром и которыми так неразумно пользуемся, - всего лишь жалкие обломки однажды утраченного богатства. Убогие сокровища нищего, собранные на свалке. Наша человеческая природа действительно однажды подверглась смерти. Смерти неизмеримо более лютой, более непоправимой, повлекшей несравнимо большие потери, чем предстоящая нам, так знакомая и так страшащая нас, биологическая смерть. И если бы с этим невозможно было ничего поделать, то Бог-Любовь не стал бы беспокоить нас. Оставил бы нас в покое с нашими маленькими радостями. Последствия этой, первой, смерти, ещё не обрушились на нас в полной мере, мы лишь только предвкушаем их. Когда рухнет, сокрушившись, наше последнее убежище – тело, когда нас настигнет смерть вторая, только тогда мы испытаем всю лютость первой, духовной смерти.
Мы уже сейчас, при этой жизни, можем ожить для духовного мира, стать причастниками «первого воскресения», свергнуть власть над собою смерти второй. (См. Откр.20:4-6.) Станем, если уразумеем, что наши «духовные богатства», все наши «радости жизни» - рубище нищего, отвержемся их и последуем Сказавшему: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.

написать письмо




Поиск

© иер. Давид Занин, 2005-2006